Присоединяйтесь к нам:
24 Сентября
12:31 

За «серым золотом»

По дороге, где никто не ездил 100 лет


За «серым золотом»

Мы настолько привыкли к нашей земле, что кажется, она не таит в себе уже никаких сюрпризов. Но если заглянуть в прошлое – на 100, 200, 300 лет, окажется, что здесь происходили события, которых хватит на десяток приключенческих книг. Вспомнить одну из глав нашей общей истории решили в Красноярской общественной организацией поддержки и развития внутреннего туризма «Путь Сибири». Совместно с Русским географическим обществом и Казачинским внедорожным клубом «Барс 4 x 4» экспедиция прошла по первому торговому пути Енисейской губернии.

Живая история

Троицкий солеваренный путь – дорога, которая в XVII веке связала первое предприятие Енисейской губернии – Троицкий сользавод – и губернский город Енисейск. Пройти по ней – давняя мечта организации «Путь Сибири», экспедиция готовилась больше года.

– Для нас было важно показать, с чего началась промышленность на нашей земле, – рассказывает руководитель организации «Путь Сибири» Максим Фоменко. – Ведь Троицкий сользавод – первое предприятие, которое очень серьезно повлияло не только на развитие экономики, но и на становление территории в целом. До момента его основания в 1639 году соль в наши края ввозили.

И это на самом деле было серьезным препятствием для освоения енисейских земель. Не было соли – не было возможности долго сохранять продукты, именно поэтому она ценилась дороже золота. Первый соляной путь в екатерининские времена соединил территории, на которых сегодня находятся Тасеевский и Казачинский районы. Но потом оказалось, что выгоднее возить «серое золото» по воде: от Усолки, где стоит Троицк, до Енисея. Правда, дорога недолго простаивала без дела – в столыпинские времена по ней пошли переселенцы. Они основали около десятка деревень вдоль тракта.

Маршрут экспедиции идет вспять: Троицк – не отправная точка, а конец пути. Он проложен так, что путешественники могут на себе испытать все виды дорог, которые когда-то были и остаются в крае. И как только машины сворачивают с асфальтированной трассы, история региона становится ощутима.

Первая точка маршрута – Казачинский порог, добраться к нему по берегу можно по старой лесовозной дамбе, которая была проложена в 50-х. Листвяжный шпальник, поверх земляной накат – и больше 60 лет дорога служит верой и правдой. Вдоль нее то тут, то там виднеются сосны с глубокими бороздами – в советское время здесь добывали смолу на канифоль. Сейчас на полянах вдоль дороги – сорняки, а когда-то здесь были колхозные поля с картошкой. Дорога петляет по лесу, пересекает ручьи и небольшие речки. В дореволюционное время на одной из них стояли мельницы, сейчас ничего не осталось. И если бы не изборожденные сосны, казалось бы, что людей здесь никогда и не бывало, хотя эти земли обитаемы с древних времен. Казачинский порог – естественное препятствие на главной водной артерии, рядом с ним – одноименная деревня, а на другой стороне – раскопки. Здесь нашли петроглифы, а значит, деревне не одна тысяча лет.

Чтобы выйти на маршрут, участникам нужно переправиться на правый берег Енисея на пароме, и дальше – до деревни Казанка.

«Дорогу видишь? А она есть»

До Казанки – долгие десятки километров по гравийке, и чем ближе к деревне, тем больше разговоров о Гражданской войне. Реки Шилка, Ледяная, кажется, что каждый местный знает, где здесь были окопы, как продвигались белые, как за ними шли красные. Как чудом спасли саму Казанку: подожгли солому – мол, горит деревня, и Колчак отступил. Не всегда понятно, что правда, а что вымысел. Одно видно сразу – люди здесь привыкли в первую очередь надеяться на себя – это в них осталось от тех первых переселенцев-чувашей, которые и основали Казанку. Говорят, этой весной вся деревня перекрыла единственную дорогу – побоялись, что ее разобьют лесовозы, уничтожат деревянный мост через Ледяную. И лесозаготовщикам пришлось пустить свой транспорт по объездной.

После ночевки в Казанке к экспедиции присоединяются еще две машины – ГАЗ-66 и трактор, без них на дорогу, по которой 100 лет никто не ездил, не выезжают даже подготовленные УАЗы.

– Ребят, мы уже на Екатерининский тракт выехали. Прием! – слышится по рации, сотовой связи нет на многие десятки километров. Четыре машины сворачивают на лесную дорогу от деревни Казанка. Так обыденно начинается самая важная часть экспедиции. На тракте нас ждут, как говорят местные, болотина и грязнуха – непроходимые участки, которые могут преодолеть только подготовленные джипы. Новичок увидит в лесу не дорогу, а только направление. УАЗы по очереди вязнут в жидкой грязи, один раз застревает «шишига» – ГАЗ-66, и только трактор, невозмутимо тарахча, преодолевает эти участки.

Трактор на такой трассе – главное средство передвижения, на нем здесь ездит легендарная баба Вера – пенсионерка Вера Павлова, инвалид, знатная охотница. В ее избе запланирована вторая ночевка: 30 километров бездорожья за день оказалось вполне достаточно. Ночью погода внесет свои коррективы – восемь часов дождя сделают оставшиеся 40 километров еще более экстремальными.

На третий день пути вдоль Екатерининского тракта покажутся признаки обжитой дороги – сгнивший верстовой столб, домовые ямы – провалы на месте погребов. Говорят, именно в этих местах можно найти много интересного, хотя бы старые монеты, которые при строительстве клали под каждым углом. Тут же среди участников экспедиции возникает спор – а можно ли найти монеты золотые: сокровища Колчака в этих краях никому не дают покоя, ходят слухи, что то тут, то там монеты всплывали.

Чем ближе Тасеевский район, тем больше таких ям: говорят, во времена Столыпина в районе жило свыше 70 тысяч человек. Сейчас чуть больше одиннадцати.

Разбитая лесовозами суглинистая дорога, петляя, выскакивает у деревеньки Лужки. Теперь путь до Троицка пойдет по роскошной трассе – гравийке и асфальту.

Первый солеваренный

В Троицк мы приезжаем ближе к сумеркам. Погода портится, а вместе с ней и настроение. Завод, просуществовавший до 2009 года, постепенно растаскивают: несколько лет назад собственник убрал сторожей – и теперь на месте строений остались только древние бревна, которые от возраста и соли срослись волокнами. По территории завода нас водит бывшая управляющая Галина Ананьевна Кудрявцева, ходить туда не любит – говорит, каждый раз сильно расстраивается. Она пришла на завод в начале 80-х и еще застала его в самом расцвете: со своим детсадом, магазином, ремонтными мастерскими. Предприятие со времен Екатерины до недавнего времени было градообразующим – в дореволюционный период даже церковь свою имело, а потом тихо исчезло.

Сейчас местные покупают в магазинах иркутскую соль и жалуются, что не та – горькая. Троицкая соль была вкусной, хоть и факт, что она поставлялась на царский стол, – не больше чем выдумка. Правда, что сользавод обеспечивал «серым золотом» всю Енисейскую губернию.

Залежей соли в троицкой земле – еще лет на 300 производства, но проще и дешевле купить то, что произведено в соседнем регионе.

Настоящий масштаб Троицкого сользавода можно понять только в Тасеевском краеведческом музее. Здесь на огромном стенде рядом с исторической реконструкцией завода – большой проект музейного комплекса, который вполне мог бы стать, как принято говорить, точкой притяжения для внутреннего туризма. Проекту уже несколько лет, но будет ли он реализован – до сих пор открытый вопрос.

Тасеевский краеведческий музей – последний пункт экспедиционного маршрута, объединившего два района края. И только повторив этот путь – по лесным дорогам, а иногда и полному бездорожью, – можно хоть немного приблизиться к истории и понять тех бесстрашных людей, которые когда-то жили в наших краях. Остается надеяться, что и конечная точка маршрута – уникальный памятник промышленной архитектуры когда-нибудь будет восстановлен.

Фото

0 комментариев


Оставить комментарий
  • Защита от автоматических сообщений
 
статьи
 Налоговая служба 
Инфографика